Художница Ксения Кошурникова — о любимом районе, своих учителях и жизни как перформансе

Художница Ксения Кошурникова — о любимом районе, своих учителях и жизни как перформансе

Журналисты «Афиши МС» сходили в гости к участнице группы ЖКП художнице Ксении Кошурниковой. Визит начался довольно необычно: перед тем как отправиться домой, она провела для нас экскурсию по микрорайону Лебяжка. Всё потому, что для Ксюши целый район является и мастерской, и местом силы, и источником вдохновения. Об этом, а ещё о том, как наполнить пространство вокруг себя красотой и смыслом, читайте в новом выпуске рубрики «Всё по полочкам».

На Лебяжке Ксюша с семьёй — дочкой Аришей и мужем Лёшей Буббом, художником из группировки ЖКП, — живут с 2009 года. В советское время в районе действовали три карьера, сейчас все они закрыты, а оставшиеся после них здания превратились в андеграундные галереи современного искусства. Именно по заброшенным промышленным помещениям, которые поросли травой и обросли картинками и граффити, нас и провела Ксюша Кошурникова. 

«Лебяжка — это свободная территория для творчества. Здесь есть время и возможность поразмышлять, полюбоваться видами. Кроме того, это историческое место. Последние два года я много читаю, изучаю историю этого места. Тут было три карьера: Ивановский, Лебяжинский и Зай-гора. У меня папа занимался краеведением, археологией, он меня с детства водил по карьерам. Видимо, отсюда такой интерес. Это пространство мы начали осваивать в 2013 году. Устраивали здесь пикники, играли музыку, нам было интересно. Потом сюда подтянулись другие художники, граффитчики, работ стало очень много.

Я до 20 лет жила в центре города. Помню, что нас всегда пугали тем, что Лебяжка — самый криминальный район, что сюда нельзя ходить даже днём: могут убить, зарезать, ограбить. А потом мы сюда приехали — а здесь дворник начинает в 6 утра мести улочку, все дворы зелёные. Свой двор я обожаю! Там аллея из рябин и всегда очень много птиц. Я люблю этот район. И вообще я фанат Нижнего Тагила — многие друзья уехали, а я осталась. Наверное, всё зависит от нашего восприятия».

Квартира Ксюши тоже напоминает галерею современного искусства: стены и двери расписаны, как и брутальные лебяжинские «заброшки». Поверх «настенных рисунков» висят картины — работы хозяев дома и их друзей-художников. В большой комнате первой гостей встречает «Незнакомка». Это репродукция Ивана Крамского, сделанная в 70-е годы прошлого века Герасимом Пересадой (дедом Алексея).

Слева от стола с компьютером уютно дремлет первый банкомарт (спустя несколько дней ребята перенесут его в открывшуюся в начале июля галерею «Народная»). Изобретение по продаже произведений искусства придумал Алексей Бубб, воплотить идею помог инженер Александр Баталов. Сейчас существует ещё два банкомарта: один стоит в Ельцин Центре, второй — в самарской галерее «Виктория».

Сколько себя помнит, Ксюша всегда рисовала. Первые шаги в искусстве будущая художница осваивала вместе с творческими родителями.

«Я всегда рисовала. Мама у меня медик, но она всегда что-то мастерила для дома. С ней мы вышивали, плели макраме. Папа — ювелир-самоучка, умнейший человек, работал в ДОСАФ художником-оформителем, собирал открытки, разные шрифты. У папы был ящик с ленинградской акварелью, там даже была серебристая акварель! Мы садились вместе и рисовали. Прекрасно помню, как он учил меня рисовать гвоздики».

Раньше Ксюша много работала с мусором. Так появились панно из разноцветных пластиковых закплёпок от пакетов с хлебом, философские инсталляции из старых зажигалок и пачек от сигарет. Эти работы выставлялись в галереях России и Европы. Сейчас Ксения больше времени уделяет графике, живописи, а также экспериментам с различными материалами, техниками и медиа.

«Работала с пластиком, мусором. Потом увлеклась работой с гипсом, потом резьбой по дереву. Всегда есть желание ещё что-то открыть, с чем-то познакомиться», — говорит художница.  

Затем Ксюша показала нам большую картонную «коробку сокровищ», в ней хранятся работы её друзей: Юлии Климовских, Марии Беловой, Даши Рыжковой, Анны и Виталия Черепановых, Ксении Лариной, Владимира Зуева, Ирины Чебыкиной, Алисы Горшениной и других художников. Особенно дорожит Ксюша подарком Владимира Павленко — известного скульптора, монументалиста, автора памятника металлургам у Лисьей горы. Небольшая скульптура из хризопраза изображает Иоанна Крестителя, который держит реку Иордан.

«Мы дружим очень давно. В первые полгода на худграфе у меня вышла “двойка” по рисунку. Пять раз пересдавала этот рисунок. Договорились с Владимиром Павленко, чтобы тот позанимался со мной. Сначала я сидела и скучала на его занятиях, а потом мы с ним подружились. У нас 40 лет разница, но я её не ощущаю — он такой молодой внутри. Он научил меня отношению к каким-то вещам, к жизни, к искусству. Он мой учитель», — заключает Кошурникова.

В числе старших друзей у тагильской художницы также значатся писатель, художник Дмитрий Пименов и известный в 90-е художник-акционист Александр Бренер. С Пименовым сложилось творческое сотрудничество — Ксения сделала иллюстрации для нескольких его книг. Как поясняет Ксюша, с этими художниками её роднит схожее отношение к современному искусству. Как и они, тагильчанка не участвует в системных выставках, фестивалях, ярмарках, а ищет другие пути взаимодействия с миром и публикой.

«Мне кажется, искусство сегодня становиться атавизмом. Думаю, со временем человечество это осмыслит и сделает шаг к иной жизни. К сожалению, всё, что сейчас поставлено на рельсы биеннале, триеннале, — это всё бесконечное производство вторичных смыслов и бизнес», — заключает Ксения.