Изолированные в Тагиле. Артист и режиссёр Игорь Булыгин объяснил, почему после карантина ему придётся стать Бабой Ягой

Изолированные в Тагиле. Артист и режиссёр Игорь Булыгин объяснил, почему после карантина ему придётся стать Бабой Ягой

Художественный руководитель Нижнетагильского драматического театра заслуженный артист России Игорь Булыгин в интервью «Афише МС» признался, что больше всего ему не хватает на самоизоляции работы, долгих прогулок и футбола. А в целом постоянное нахождение дома плодотворно влияет на руководителя театра: он придумывает интересные проекты и уже готовит программу 75-летия театра, которое состоится в 2021 году.

О «Диванном театре»

Так как я понимал, что мы уходим на самоизоляцию надолго, а для актёра пауза в репетициях — это смерть, нужно было что-то придумать. Я бы сравнил артиста со спортсменом, который готовится к соревнованиям: артист готовится к сезону, в течение сезона находится в постоянном тренинге, в какой-то момент выходит на пик формы. Потерять эту форму очень плохо. Так появилась идея проекта «Наш диванный театр», в котором спектакли создаются в удалённом формате.

Я выбираю материал, распределяю роли, делаю раскадровку и даю каждому артисту задание. Сложность для актёра заключается в том, что он не только играет роль, ему ещё нужно себя снять, подобрать себе костюм, сделать грим, достать какой-то реквизит. Мы исходим из того, что есть дома у каждого, от реквизита зависит распределение ролей в спектакле. После того как артисты снимают материал, мы отдаём его художнику Татьяне Труниной, которая рисует фон, заставку. Композитор Саша Миронова пишет музыку. А уже затем всё отдаётся в монтаж. В результате весь материал получается авторским.

На подготовку спектакля уходит два-три дня. Но есть спектакли, которые сложно снять, потому что нужно сделать много ракурсов, на такие видео может уйти неделя. Да ведь и нет необходимости выпускать по спектаклю в день. Мне кажется, настолько насыщать паблик театра не стоит — люди просто не будут успевать всё смотреть. Сейчас мы готовим 13-й выпуск и, думаю, до конца самоизоляции сделаем ещё несколько.

О репетициях в Zoom

Мне написал режиссёр из Краснодара Даниил Безносов, которого тагильский зритель знает по спектаклю «Головлёвы. Маменька», и предложил порепетировать на дистанционке. Его новая постановка должна состояться в ноябре, а так как Даниил тоже сидит на карантине, у нас сошлись интересы. Тем более оказалось, что в подготовке спектакля есть масса работы над текстом. Сейчас артисты пять-шесть раз в неделю собираются репетировать в Zoom. Но это оказалось очень сложным делом. Всем пришлось, во-первых, освоить систему видеоконференций, во-вторых, понять много технических вопросов, а нам, гуманитариям, иногда это сложно. В результате разобрались и сейчас потихоньку репетируем. Пусть это чуть-чуть, но всё равно шаг вперёд.

О планах на будущее

Конечно же, первые дни я занимался попытками планирования работы театра после карантина, но потом отложил это бездарное дело, потому что понял, что жизнь диктует свои условия. Сейчас я размышляю над юбилеем театра, который состоится в 2021 году, думаю насчёт фестиваля «Золотая кочерыжка», который никуда не исчезнет и, скорее всего, состоится в ноябре этого года. Заняться есть чем, другое дело, что теперь надо мной не висит дамоклов меч в виде времени и я могу спокойно этим заниматься.

Вообще очень хочется вырваться, надеюсь, что это произойдёт как можно быстрее. Я не скажу, что у меня была бешеная депрессия, но есть небольшая усталость. Хотя теперь понимаю, что очень сложно будет себя, артистов, все службы вернуть в рабочее состояние после этих каникул. Придётся поиграть в Бабу Ягу немного, чтобы заставить людей — и себя прежде всего — двигаться.


Игорь и Марианна Булыгины в образах героев спектакля «Моя жена — лгунья»

О футболе и коте

Вообще очень изменился темпо-ритм жизни. Раньше у меня была постоянная необходимость делать что-то, всё было рассчитано по минутам. Сейчас этого нет, и, честно говоря, первую неделю я испытывал настоящую ломку. Мне не хватало этого драйва, стремления постоянно что-то делать. Но благодаря этой остановке я, наконец, прочитал все пьесы, которые отложил когда-то. Посмотрел то, что хотел посмотреть. 

К сожалению, пришлось попрощаться с моей любовью к большим и длинным прогулкам. Занимаюсь, насколько могу, физической культурой, но уже без футбола. Начинаю день с зарядки и просмотра новостей. Теперь у меня в телефоне их гораздо больше. Честно скажу, уже объелся этими новостями, это редкий случай, когда хочется обратно всё из телефона выкинуть и оставить только театральные и футбольные новости. Такое ощущение, что я читаю одну и ту же книгу в седьмой раз.

Полагаю, что во всей этой самоизоляции больше всех выиграл кот. Потому что до этого он сидел дома один, а теперь всегда у него есть с кем поиграть, у кого посидеть на коленях. Он дикошаренький был раньше, надо сказать, а теперь ему уже очень нравится быть с кем-нибудь рядом. Мне, жене и дочери пока сложно привыкнуть к тому, что мы постоянно вместе, дома. Даже в отпуске мы с женой (актрисой драматического театра Марианной Булыгиной. — Прим. ред.) не были так долго вместе!  

Самоизоляция, конечно, не перевернула мой мир, но дала возможность задуматься над некоторыми вещами. Кое-что я для себя открыл, понял, что то, что проходило мимо, оказалось интересным. Появилось время размышлять.

Наверное, это странное сравнение, но, мне кажется, теперь я больше понимаю людей, которые столкнулись с войной. Когда человек жил, строил свои планы — и вдруг в одну секунду эти планы нарушаются в масштабах целого мира. Это ощущение безысходности, щепки в огромной реке мне, как артисту, кажется интересным. Максимум, что ты можешь сделать, — это никуда не ходить и ничего не делать. Да, это интересно.