«Когда реставрируешь картину, влюбляешься в неё». Реставратор масляной живописи музея искусств поделилась секретами профессии

«Когда реставрируешь картину, влюбляешься в неё». Реставратор масляной живописи музея искусств поделилась секретами профессии

Сегодня гостем прямого эфира «Афиши МС» в Instagram стала реставратор станковой масляной живописи Нижнетагильского музея изобразительных искусств Ольга Семёновых. Она провела небольшую экскурсию по реставрационной мастерской, рассказала о тонкостях своей профессии и о том, почему на протяжении многих лет не утихают споры вокруг знаменитой «Тагильской Мадонны».

Ольга призналась, что стала реставратором случайно. Около 15 лет назад она пришла работать в музей экскурсоводом. Когда коллеги узнали, что у неё есть художественное образование, предложили попробовать себя в роли помощника реставратора. Несколько лет она трудилась под началом заведующей реставрационным отделом музея Антонины Наседкиной. Потом были стажировки в ведущих школах страны.

По словам Ольги Семёновых, её сложная и интересная профессия порой требует немалой физической силы. К примеру, чтобы перетянуть большой холст на новый подрамник, требуется помощь нескольких коллег.

Ольга провела мини-экскурсию по мастерской, показала картины, с которыми сейчас работает, и основные инструменты реставратора: утюг, деревянные щипцы для натяжки холстов на подрамник, скальпель, мастихин, кисти, химикаты.

«Реставрация невозможна без исследований. Они бывают простые, не лабораторные, а бывают сложные, когда берутся пробы красочного слоя, проводится рентген или инфракрасное исследование. Такие исследования в нашем музее не проводятся, для этого мы отправляем произведения в крупные центры — Москву, Екатеринбург, Санкт-Петербург. Кроме того, реставратор не принимает решение один — для сложных произведений собирается совет из более опытных реставраторов и научных сотрудников. Считается, что профессии врача и реставратора чем-то похожи, но есть и серьёзные отличия. Мы тоже делаем анализы, тоже не хотим навредить нашему пациенту — картине, но, в отличие от врачебного, вмешательства реставратора всегда обратимы. Всё, что реставратор сделал с произведением, можно “прокрутить” назад», — объясняет Ольга Семёновых.

Одним из последних проектов реставраторов масляной живописи тагильского музея стала арктическая коллекция Игоря Рубана. Этюды и картины были написаны во время экспедиции художника в Антарктиду. Живописец писал произведения, привязывая себя к палубе. Он разводил краски авиационным керосином, вместо холста использовал грубую мешковину, вместо подрамника — неровные рейки, сколоченные из ящика. Реставрировать эти произведения было непросто, но очень интересно, признаётся Ольга Семёновых.

«Наверное, пока любимой картины в собрании музея у меня нет, но точно есть любимый художник, это Игорь Рубан. Я, видимо, так много его реставрировала, что он стал мне близок. Вообще, когда реставрируешь, влюбляешься в работу, начинаешь чувствовать художника, его манеру, его жизненные взгляды — он становится тебе роднее», — признаётся реставратор.

Поинтересовались зрители эфира и судьбой «Тагильской Мадонны», которую приписывают кисти Рафаэля Санти. Наша гостья рассказала, что буквально пару лет назад проводилось последнее всестороннее исследование самой знаменитой картины Нижнего Тагила.

«Дело в том, что анализ даёт примерный возраст, примерный состав краски, даёт посмотреть, что там под краской находится. Но такие исследования не могут сказать, это Рафаэль или не Рафаэль. Помимо технико-технологических исследований, нужна искусствоведческая экспертиза, которая бы точно сказала, что это рука такого-то мастера. Все исследователи склоняются к тому, что по времени наша картина очень близка ко времени, в котором жил Рафаэль. Вместе с тем многие считают, что в нашей “Мадонне” есть очень многое от Леонардо да Винчи. Однако мы знаем, что в творчестве Рафаэля были периоды, когда он смотрел на работы да Винчи, и, вполне возможно, они влияли на его творческий язык. В общем, всё это не даёт нам конкретики, поэтому никто не берётся сказать точно, кто автор этой картины», — отметила Ольга.

В заключение эфира Ольга рассказала, что любит свою работу за возможность прикоснуться к тому, что другим людям недоступно, и за сохранение шедевров для следующих поколений.