«Я привожу Нью-Йорк в Нижний Тагил». Галерист Евгений Комухин — о современном искусстве, галерее Space Place и желании превратить город в туристическую Мекку

«Я привожу Нью-Йорк в Нижний Тагил». Галерист Евгений Комухин — о современном искусстве, галерее Space Place и желании превратить город в туристическую Мекку

В этом году галерея современного искусства Space Place отмечает свой первый юбилей. В конце января 2015 года в Центральной городской библиотеке, в составе которой всё это время существует галерея, открылась первая выставка участницы арт-группировки ЖКП Ксении Кошурниковой. За пять лет посетители Space Place побывали более чем на 200 выставках зарубежных фотографов и таких известных тагильских художников, как Валерий Хасанов, Сергей Брюханов, Алиса Горшенина, Людмила Калиниченко, Анна и Виталий Черепановы. Журналист «Афиши МС» Екатерина Баранова пообщалась с 28-летним создателем арт-пространства Евгением Комухиным о том, как ему удаётся приглашать художников из других стран в Нижний Тагил и насколько сложно продвигать современное искусство в промышленном городе.

СПРАВКА

Евгений Комухин — выпускник НТГСПА. Сначала изучал историю, затем религиоведение, а потом PR. После окончания вуза в 2013 году переехал в Санкт-Петербург, где работал в рекламном агентстве и занимался творчеством. В 2014-м Женя вернулся в родной город и устроился работать библиотекарем. Сегодня выставочного пространства в Центральной библиотеке нет, экспозиции проходят в культурном центре «Дом Окуджавы», где функционирует галерея «УГОЛ». Также некоторые выставки, в основном местных художников, проходят в галерее BESPREDEL на Вые. Обе галереи являются частью проекта и бренда Space Place, который не привязан к конкретному месту, поясняет Комухин. 

Как появилась идея сделать в библиотеке — месте, в котором вроде бы нельзя шуметь, — галерею современного искусства?

— Я пришёл работать библиотекарем, потому что любил читать. У меня богатый читательский опыт, которым мне захотелось поделиться. Ещё мне было интересно узнать, как библиотека работает с молодёжью. У меня всегда было много знакомых художников, тогда уже работала «Кубива», в которой было целое художественное комьюнити. Ребята вдохновили меня своим энтузиазмом, я понял, что можно и в промышленном городе делать такие проекты. Но ЖКП делали андеграунд, а мне было принципиально важно сделать мейнстрим. Правда, первые выставки в Space Place были как раз у ребят из «Кубивы» — Ксюши Кошурниковой, Виталика и Ани Черепановых. Первый год работы галереи проходили выставки тагильских авторов. Для многих из них это были первые выставочные проекты: для Люды Калиниченко, Алисы Горшениной. Именно у нас состоялся первый выставочный проект в России у фотографа Егора Майера.

А чем плох андеграунд?

— У андеграунда участь недолгая. «Кубива», «Яйцо» недолго просуществовали. В больших городах тоже с этим сложность, в маленьких — тем более. Нет зрителя, нет финансирования. Мне хотелось сделать что-то долгоиграющее, постоянное. К тому же галерея появилась в рамках учреждения культуры — библиотеки, — и она должна была выполнять просветительские задачи. Я ведь не только выставки организую, провожу лекции, беседы по литературе и искусству. После лекций люди берут в библиотеке книги, про которые я рассказываю. Так что галерея — это мультикультурный проект, место притяжения разных людей, поэтому она не может быть в андеграунде.

У тебя не было сомнений по поводу проекта? Ты ведь до этого не имел кураторского опыта.

— Я был художником, у меня было много друзей-художников и знакомых кураторов. Куратор, по сути, пиарщик, так что эта работа никак не противоречит моей основной профессии. Моя основная задача — привлечь людей на открытие выставки. Это почти так же, как привлечь людей в магазин, в библиотеку, на концерт. Механизмы работы одни и те же. Я просто решил попробовать себя в этом амплуа. К тому же на первом этаже библиотеки, когда я пришёл туда работать, уже было пространство, в котором проходили выставки рукоделия. Мы решили разместить там галерею.

Почему ты сделал упор именно на выставках зарубежных фотографов?

— Да просто местные закончились. Да, в городе много талантливых художников, но большинство из них не зарабатывает творчеством, а любой выставочный проект требует какого-то вложения средств. Я стал думать, как расширить деятельность галереи, начал обращаться к разным художникам России, но их было сложно привлечь в Нижний Тагил. Тогда я написал в лондонскую Tate Modern и ещё несколько крупных галерей. Мне ответили. С тех пор мы с каждым годом расширяем спектр галерей, с которыми сотрудничаем по всему миру. На сегодняшний день это порядка 15 галерей в Азии, Франции, Германии, Испании, Чехии, США.

А почему ты сотрудничаешь с галереями, а не напрямую с фотографами?

— В основном я сам нахожу фотографов, но у многих контракты с галереями, поэтому они не могут без их ведома выставляться где-то ещё. Нужно вести переговоры и с галереями тоже, чтобы они разрешили показать работы в Тагиле. У многих фотографов есть менеджеры, которые ведут все переговоры. В общем, по-разному всегда получается. Это длительные переговоры, в которые также входит поиск спонсорских денег, грантов. Я нередко помогаю авторам составить заявки на международные гранты. Иногда мы находим частные организации, которые соглашаются поддержать творчество фотографа из своей страны.

Если я не ошибаюсь, ни один музей Нижнего Тагила не делает выставок иностранных художников, а ты делаешь на протяжении последних пяти лет. Как тебе это удаётся?

— Да и в Екатеринбурге музеи не особо работают с иностранцами. Дело в том, что это довольно сложно организовать. Например, сейчас я одновременно веду переговоры с 25 авторами, работаю в выходные, я постоянно на связи, в мессенджерах. Чтобы заняться этим, мне нужно было выучить деловой английский, разобраться с тонкостями оформления документов в разных странах. Плюс, привозя работы автора из-за границы, ты берёшь на себя определённые риски и финансовую ответственность. Бывало, что я отдавал из своего кармана деньги за испорченную фотографию.

Сложно ли уговорить иностранных фотографов приехать в Нижний Тагил?

— Поначалу было очень сложно, когда за плечами не было большого выставочного бэкграунда. Сейчас я уже сделал больше 200 выставок и Space Place известна в мире, публикации о ней выходили в крутых зарубежных изданиях. Фотокомьюнити США, например, уже понимает, что Space Place — это галерея в России. Авторы уже доверяют этому бренду. Конечно, у меня были ошибки как у куратора — по правильному подвешиванию работ, по обращению с материалом, по тестам цветопробы при работе с типографией. Кураторская деятельность была для меня новой, я сам всему учился и до сих пор учусь. Некоторым галеристам, наверное, не нравится моя деятельность, но я работаю так, как сам вижу, как чувствую.

Что конкретно может не нравиться твоим коллегам, приведи пример?

— У меня своя частота работы выставок — новая открывается каждую неделю. С точки зрения кураторской работы это, наверное, неправильно, но я решил для себя так. 90 процентов зрителей приходит в день открытия, и ради 10 лишних человек держать пространство так долго под один проект мне кажется нецелесообразным. Те, кто хочет посмотреть выставку, находят время, возможности и приходят на открытие. Остальные пять процентов могут поторопиться и посмотреть экспозицию в течение недели. А если они не успели — они не успели.

Для меня самое главное в работе — соблюсти потребности зрителей и автора. Если довольны автор и зрители, меня другое не интересует. С уверенностью могу сказать, что 99 процентов художников остались довольны сотрудничеством со мной, со многими мы работали повторно.

Я бы хотел работать не только с фотографами, но и с художниками тоже, привозить интересные картины, но процесс логистики очень сложный. Фотографии мы печатаем в Тагиле, с этим сложностей нет. Было бы здорово сделать у нас резиденцию, чтобы художники приезжали сюда и создавали свои произведения здесь.

Я знаю, что среди тагильчан есть мнение, что Space Place — это какая-то непонятная тусовка с выставками никому неинтересных и неизвестных фотографов. Что ты скажешь таким людям?

— Не ходите в нашу галерею. Никого переубеждать я не собираюсь. Ты сама была на открытиях выставок, видела эмоции людей, как им нравится, как они улыбаются, что они получают от этого, — ты была в этой атмосфере. Мне нечего сказать людям, которые считают, что всё это бессмысленно. Без этих людей всё прошло замечательно. И следующие выставки тоже пройдут без них не менее круто.

Неужели за пять лет у тебя никогда не было мысли — зачем мне это всё?

— Нет, потому что это всегда было кому-то нужно. Когда люди перестанут ходить на выставки, может быть, у меня и возникнет такая мысль в голове. Мне нравится работать здесь, год от года я вижу прогресс галереи: к нам приезжает больше иностранцев, приезжают крутые авторы. Наши гости-фотографы видят дружелюбную Россию и привозят домой свои честные впечатления о том, что Россия — это не медведи с балалайкой, что здесь живут открытые, улыбающиеся, открывающиеся, смотрящие, интересующиеся люди.

В галерею приходят зрители, у которых это отзывается в душе. Я вижу, как они улыбаются, фотографируются, выкладывают фото с выставок в соцсети. Это дорогого стоит. Не у каждого есть возможность приехать в Нью-Йорк на выставку, а тут Нью-Йорк приехал к тебе, но люди типа не поняли, что это было. Да, порой тагильчане даже не понимают, насколько крутой контент они видят. Например, у нас была выставка фотографа Стефана Зирвеса, который до этого выставлялся в нью-йоркском музее современного искусства МоМа!

Я делаю всё это для жителей города, любой желающий может прийти бесплатно и получить удовольствие. Я делаю от души те проекты, которые мне самому нравятся. Я родился в этом городе, а где родился, там и пригодился. Вообще я хочу построить в Нижнем Тагиле самый большой музей современного искусства в России. Как музей Гуггенхайма в Бильбао.  

Это твоя розовая мечта…

— Да нет, это план такой у меня на жизнь. Я думаю над тем, как найти спонсоров, деньги, как договориться с администрацией, взять крутого архитектора, купить произведения топовых авторов — Такаси Мураками, Яёи Кусамы, Джеффа Кунса. Примерно 6 млрд 400 млн рублей потребуется на реализацию проекта. Я, честно, не специалист в этом, я пока вынашиваю план, у меня есть конкретные шаги, которые нужно уже в этом году сделать. Потом буду смотреть, что дальше будет получаться.

А почему никто не открыл такой музей в нашем городе до сих пор? Может, это нереально?

— Не знаю, мне кажется, вполне реально. Бильбао тоже был промышленным городом, там тоже, когда люди обсуждали такой проект, не верили, что это реально. Недавний фильм Юрия Дудя вдохновил меня на это. Почему нет? «Гараж» сегодня самый прогрессивный музей в России. Если мы откроем подобный музей в Тагиле, то город изменится. Я не знаю, получится у меня или нет, мне просто это интересно, я живу этим. Я не знаю, хватит ли у меня компетенций, возможно, я буду человеком, который заложит фундамент, запустит работу, а управлять музеем будет другой человек.

Когда открывал галерею, ты думал, что она просуществует пять лет?

— Я надеялся. Это был эксперимент. Никто не понимал, как долго она просуществует. У меня, как у творческого человека, появляется много разных идей, какие-то проекты получаются, какие-то угасают. Получается, что Space Place — самый долгоиграющий проект, я надеюсь, он будет существовать и десять, и сорок лет, пока я на пенсию не уйду. Хотя и на пенсии буду работать, наверное. Я ищущий человек, поменял много разных профессий. Я продавал газеты, работал уборщиком, кладовщиком, грузчиком, менеджером по туризму, рекламщиком, брокером. Я всегда был в поиске, пока не пришёл в библиотеку и не открыл галерею. Тогда я понял, что это то, что мне нужно. Каждый день я просыпаюсь с большой радостью, я нахожу утешение в любимой работе, когда в личной жизни случаются проблемы. Поэтому это так долго существует, потому что максимально отзывается во мне. Я хочу ходить каждую неделю на интересную выставку. И вот уже пять лет я хожу на разные выставки каждую неделю.

Я вообще не особо серьёзно отношусь к датам — ну пять лет, ну юбилей. Точно могу сказать, что пятый год работы галереи будет круче, чем четвёртый. У нас будет больше выставок, больше крутых авторов. Дальше — только интереснее!