«Джаз — музыка свободная, она не должна звучать только в филармонии». Звезда уральского джаза Флора Бичахчян о русском рэпе, Ларисе Долиной и вокальных ТВ-шоу

«Джаз — музыка свободная, она не должна звучать только в филармонии». Звезда уральского джаза Флора Бичахчян о русском рэпе, Ларисе Долиной и вокальных ТВ-шоу

В Нижнем Тагиле становится всё больше площадок, где можно послушать хорошую музыку и талантливых вокалистов. В этом году в музыкальном плане оживился ресторан грузинской кухни «Хачапури тётушки Марико», где на прошлой неделе прошёл концерт джазовой певицы из Екатеринбурга Флоры Бичахчян. 

Флора Бичахчян родилась в Грузии в музыкальной семье. Её мама играла в Армянском народном оркестре, и вместе с коллективом Флора начала гастролировать по разным странам с четырёх лет. Сейчас девушке 22 года, она учится в институте культуры в Москве на факультете эстрадно-джазового пения у Ларисы Долиной. Флора Бичахчян популярна в музыкальной тусовке Екатеринбурга, а ещё у неё есть опыт участия в шоу телеканала «Россия 1» «Ну-ка, все вместе!».

— Попасть на ТВ-шоу, наверное, мечта каждого начинающего исполнителя. Насколько сложно было попасть в шоу?

— В моём случае было вообще несложно. Тогда был первый сезон и ещё не было открытого кастинга. Их координатор написала мне во все соцсети с приглашением на кастинг. Я не реагировала на её сообщения, потому что в своё время проходила много прослушиваний и устала от всего этого. В итоге она связалась со мной по телефону и сказала, что меня очень хотят видеть на этом шоу — я подхожу им по формату. Я прилетела в Москву, прошла прослушивание, выступила, но мне не хватило одного балла, чтобы пройти дальше.

— Не расстроились?

— В этом нет ничего страшного. Я рада, что у меня был такой опыт. В детстве я мечтала поучаствовать в телевизионном шоу, смотрела «Минуту славы», «Х-фактор», «Голос». В «Голос» я, кстати, до сих пор хочу попасть. И дело не в том, что я хочу просто попасть на экран, мне интересен сам опыт. На «Голосе» я бы хотела поработать с Леонидом Агутиным, выступить с оркестром Сергея Жилина, который там играет. Вот это меня воодушевляет. Просто попасть в телек неинтересно. К тому же мой опыт на шоу показывает, что телек сегодня уже ничего, увы, не даёт в плане популярности. После шоу у меня не стало больше подписчиков в Instagram, не прибавилось популярности. На «России 1» не моя аудитория.

— Как много музыки сейчас в вашей жизни?

— Очень много, я постоянно слушаю музыку в наушниках, репетирую с музыкантами каждый день. Ещё учусь в Москве на заочке на эстрадно-джазовом отделении, там нам преподаёт Лариса Долина. Она говорит нам относиться к русскому языку с уважением. Сейчас в современной музыке все поют в ущерб тексту, искажают слова. Она нас учит, что русское слово — это главное, придирается к ударениям в песнях.

Три-четыре раза в неделю я хожу к педагогу по вокалу. Голос и весь вокальный аппарат нужно поддерживать в тонусе постоянно. Вообще вокал — это спорт. Нельзя же один раз покачаться в спортзале и потом всю жизнь думать, что у тебя будет отличный пресс. Тем более я очень много работаю и сама часто не отслеживаю, что у меня какие-то помехи, поэтому нужен мастер, который тебя направит. Это как машину содержать: периодически масло менять, лампочки. 

— Вы выступаете с кавер-версиями хитов других исполнителей. А свои песни пишете?

— Сейчас я активно сочиняю песни. Это очень сложно, это моя больная тема пока что, но я буду работать в этом направлении и дальше, потому что авторская музыка — это лицо артиста. Я хочу однажды стать тем исполнителем, чьи песни будут петь другие кавер-группы. К тому же у меня есть мысли и идеи насчёт этого мира, которые я хочу передавать через свою музыку. В планах на ближайшее время — запись трека, причём необязательно джазового. Я люблю разную музыку, мне очень нравится хип-хоп, как это звучит. Я раньше по-снобски относилась к этому, особенно к новому русскому рэпу, но теперь прониклась и понимаю, почему это очень популярно.

— А за что вы любите джаз?

— В джазе я люблю абсолютно всё. Это великолепная музыка, музыка импровизации. В джазе я чувствую себя свободно, этим он мне и нравится, что я могу импровизировать, менять манеру исполнения, менять мелодию. Это такой язык общения по всему миру. У меня разный репертуар, я называю его «от джаза до заразы». Самое важное в моём творчестве — это аранжировки. В последнее время я экспериментирую с поп-композициями, мне интересно понять, как это будет звучать по-другому. В этом и кайф художественного кавера, когда ты берёшь и меняешь песню, а не просто её перепеваешь.

— Вас не смущает, что джаз ходит слушать в основном возрастная аудитория?

— В этом и состоит моя панк-рок-идея, чтобы петь джаз в местах, где это совсем не принято, казалось бы. В этом смысле мы с моими музыкантами ломаем систему — выступаем в клубах для молодой публики. Точно могу сказать, что молодёжи нравится такая музыка. В филармонию они не пойдут слушать джаз, потому что с детства многие помнят, что в этом месте надо сидеть тихо и что на тебя могут там бабушки обернуться и поругать. А джаз — это музыка свободная, она не должна звучать только в филармонии.

Наверное, джаз не может быть музыкой для больших аудиторий, не может быть очень популярным, потому что в нём очень сложная музыкальная структура. Возможно, людям в России сложно воспринимать такие ритмы, они не понимают, как танцевать под это. Опять же тут спасает подача, даже в джазе должно быть шоу. Должен быть обмен энергией, чтобы у зрителя, даже если он не понимает, как устроена музыка, возникала эмоция.